Иконописная мастерская "Фавор" г.Москва - иконы на заказ, фрески, резьба, иконостасы, мерные иконы, роспись храмов, икона богоматери
Подписка на рассылку новостей

Московская иконописная мастерская "Фавор" уже более 20 лет трудится в области иконописания, фрески, резьбы по дереву, и других видах церковного искусства.

Все работы в нашей мастерской выполняются по традиционному иконописному канону, опираясь на древнерусскую, византийскую, сербскую школы иконописи.

В настоящее время работы (иконостасы, фреска , резьба) мастерской находятся в России, Австралии, Германии, Франции, Голландии, США, Финляндии, и других странах ближнего и дальнего зарубежья.

Наши мастера  Вершинин Сергей, Красиков Максим, Чубаков Артемий, Паромов Алексей, резчик Владимир Быков.

Партнерские ссылки

 

Главная   Библиотека    

Рождество Пресвятой Богородицы

Чудны судьбы Израильскаго народа! Ему одному, по справедливости, принадлежит многозначительное название "народа Божия". Ожидание Мессии было средоточием всей веры древних Израильтян; с именем Месии еврей соединял понятие о самом лучшем времени для своего народа. Цари и Пророки желали дожить до этого времени - и умирали, не получив желаемаго. Лучшие люди Еврейскаго народа жили мыслию своею в будущем: отличительными чертами их были - любовь к потомству, желание благоденствия и славы его, стремление в своем поколении обрести обетованное Богом "Семя жены" - великаго "Пророка" и "Примирителя". Патриархам Израильскаго народа неоднократно было дано Богом обетование о размножении потомства их; это обетование, как одно из важнейших, переходило из рода в род и всегда было живо в памяти народа. Удивительно ли, после этого, что чадородие у Израильтян было вменяемо женам в честь и славу, и на многочисленное потомство смотрели, как на великое счастие и благословение Божие. С другой стороны, безчадие почитаемо было тяжким несчастием и наказанием Божиим. Так, Авраам жаловался Богу на свое безчадие; Рахиль хотела лучше умереть, чем оставаться бездетною; Анна, впоследствии мать Самуила, неутешно сетовала на неимение детей и в слезной молитве просила Господа о даровании ей сына; Елисавета, мать св. Иоанна Предтечи, прямо называла свое неплодство стыдом, “поношением между людьми”. И между тем, как часто от родителей, неплодоносящих до известнаго, предназначеннаго Богом, времени, происходили дети, составляющия украшение истории народа Божия! У Авраама родился сын Исаак, один из главных Израильских родоначальников; у Анны - Самуил, достославный правитель народа; у Елисаветы - Иоанн, великий Пророк и Предтеча Господень. Это же самое случилось и с родителями Пресвятой Девы.

В обетованной земле, данной Богом Израильскому народу, в горах, окаймляющих с севера Ездрелонскую долину, находился город Назарет. Он лежал на откосе горы и отстоял на три дня пути от Иерусалима и на восемь часов от Тивериады и озера Геннйсаретскаго. Во всем Ветхом Завете нигде не упоминается о Назарете: он был так незначителен и маловажен, что евреи не ожидали от него ничего особеннаго и говорили: "от Назарета может ли что добро быти?". Незадолго до Рождества Христова в Назарете, жила благословенная Богом чета - Иоаким и Анна.

Эта чета происходила из древняго царственнаго рода Давидова. Цари из этого рода, в течение нескольких веков, преемственно занимали прародительстй престол, пока Навуходоносор сокрушил царство Иудейское: взяв столицу Иepyсалим, он отвел лучшую часть народа в плен, известный под именем Вавилонскаго. Впрочем, потомки Давида, находясь в тяжкой неволе, хотя и не имели скипетра в руках своих, но все еще сохраняли призрак величия. Наконец один из них, Зоровавель, получил впоследствии дозволение не только возвратиться с народом своим в отечество, но и возстановить разоренную Иудейскую столицу. Иерусалим был возобновлен, и народ, по возможности, собран и устроен; но слава царства миновала невозвратно. Зоровавель продолжал управлять Иудеями, пока был жив; со смертию же его, древния права царскаго дома Давидова до того затмились, что о них не упоминается ни в позднейших книгах Ветхаго Завета, ни в других Иудейских сказаниях. А когда Израильский народ подпал под зависимость Римлян и потерял свою самостоятельность, тогда потомки Давида совершенно лишились прежняго величия, и род их окончательно слился с народом.

Таково было состояние славнаго рода Давидова, когда Иоаким и Анна жили в Назарете. Иоаким происходил из колена Иудова и имел родоначальником царя Давида, а Анна была младшая дочь священника Матфана, от племени Ааронова. Святая чета жила в изобилии, потому что Иоаким был человек богатый и, подобно праотцам Израильскаго народа, имел много стад. Но не богатство, а высокое благочестие отличало эту чету между другими и соделало достойною особенной милости Божией. Предание не говорит подробно о добродетелях Богоотцев (так св. Церковь называет Иоакима и Анну в смысле предков по плоти Господа Иисуса Христа), но указывает особенно на одну их черту, которая свидетельствует, что вся их жизнь была проникнута духом благоговейной любви к Богу и милосердия к ближним. Они ежегодно отделяли две трети своих доходов, из которых одну жертвовали в храм, а другую раздавали бедным. Неотступно следуя всем правилам закона Божия, они, как исповедует св. Церковь, и в законной благодати были так праведны пред Богом, что удостоились породит младенца Богоданнаго. Это доказывает, что чистотою и святостию они превосходили всех, чаявших тогда Утехи Израилевой.

Таким образом, наслаждаясь душевным миром и ведя жизнь по духу закона Божия, благочестивые супруги, по видимому, были вполне счастливыми; но неплодство Анны, сначала грустно отзывавшееся в их семейных отношениях, наконец перешло в тоску и безпокойство обоих святых сердец. Безчадие, как выше замечено, считалось у Израильтян состоянием неприятным; но оно было еще более прискорбным и чувствительным для потомков Давида, потому что они, по древнему обетованию Божию, могли надеяться, что от них родится Спаситель миpa: при безчадии эта сладостная и великая надежда исчезала. Много и усердно молились супруги, чтобы Бог даровал им детей; но прошло 50 лет их брачной жизни, и неплодство Анны не разрешалось. Это, общее всем праведникам Ветхаго Завета, неудовлетворяемое желание скорейшаго пришествия в мир Мессии и, вместе с тем, грустное убеждение в безучастии своем в общих целях и надеждах народа, - причиняли Иоакиму и Анне тем сильнейшую скорбь, что они приблизились к старости. По религиозным чувствам, по тягости народнаго мнения, по сиротству их теплаго сердца, это горе было велико и тяжело для них; но праведные безропотно и со смирением переносили его, стараясь еще с большею ревностию угодить Богу твердым хранением Его закона. Впрочем, при всей кротости и преданности воле Божией, святые супруги не могли иногда не огорчаться тем пренебрежением, какое нередко приходилось им терпеть, от соотечественников за их безчадие. При одном случае это пренебрежение, высказанное всенародно, глубоко огорчило благочестиваго Иоакима и повергло его в безутешное состояние. В один из великих праздников, св. Иоаким, как точный исполнитель закона, пришел со своими соплеменниками в Иерусалимский храм, с намерением принести, по обыкновению своему, сугубую жертву Господу, и представил ее, быть может, еще более с чистым и теплым чувством, чем все другие. Но каково же было удивление праведнаго мужа, когда некто Рувим стал презрительно отклонять приношение его, говоря: "зачем ты прежде других желаешь принести дары свои Богу? ты недостоин этого, как безплодный". Этот неожиданный упрек поразил сердце праведника. Ему представилось, что, может быть, он точно до такой степени грешен, что гнев небесный справедливо преследует его, наказывая безчадием. Эта мысль отняла у Иоакима всю бодрость: он вышел из храма в глубокой скорби. "Увы! - говорил он - всем ныне великий праздник, а для меня лишь время слезных сетований". Чтобы найти себе хотя малое утешение, что, может быть, пример безчадства его не единственный, он из храма пошел посмотреть родословныя двенадцати колен. Но удостоверившись здесь, что все праведные мужи имели потомство и даже столетний Авраам не был лишен этого благословения Божия, Иоаким еще более опечалился и не захотел возвратиться домой, а отправился в дальнюю пустыню - в горы, где паслись стада его.

Сорок дней провел он там в строгом посте и молитве, к Господу, призывая на себя Его милосердие и омывая горькими слезами свое безчестие в людях. "Не вкушу пищи - говорил он - и не возвращусь в дом мой! Молитва и слезы будут мне пищей, а пустыня домом, до тех пор, пока услышит и посетит меня Господь Бог Израилев!". "Боже отцев моих! - молился скорбящий Иоаким - Ты дал сына праотцу Аврааму в старости: удостой и меня благословения Твоего! Дай плод моему супружеству, чтобы я, хотя в преклонных летах, мог назваться отцом, и не был отверженным от Тебя, Господа моего!".

Между тем слух о происшедшем с Иоакимом в Иepyсалиме достиг благочестивой Анны, остававшейся дома. Узнав подробности, а также и то, что Иоаким удалился в пустыню и не хочет возвращаться домой, - она предалась неутешной скорби. Считая себя главною виновницею постигшаго их горя, она с рыданием восклицала: "теперь я всех несчастнее! Бог отверг, люди поносят, муж оставил меня! О чем же более плакать мне, о безчадии ли своем или об одиночестве? О том ли, что я не удостоилась называться матерью, или о вдовьем сиротстве моем?". Во все время разлуки с мужем, она почти не осушала слез, не вкушала пищи и, подобно матери Самуила, в томительной тоске просила Бога о разрешении ея неплодия.

В таком тревожном состоянии духа, однажды Анна вышла в сад и в молитвенных думах, возводя глаза к небу, увидела среди ветвей лавроваго дерева гнездо едва оперившихся птичек. Вид этих юных птенцов еще более поразил ея скорбящее о безчадии сердце. "Горе мне - говорила она - одинокой, отвергнутой от храма Господа Бога моего и пред всеми униженной дщери Израилевой! На кого я похожа? Все в природе раждает и воспитывает, все утешаются детьми; лишь я одна не знаю этого наслаждения. Не могу сравнить себя ни с птицами небесными, ни с зверями земными: те и другие приносят плод свой Тебе, Господи; лишь я одна остаюсь безплодною! Ни с водами: оне, в быстрых струях своих, родят во славу Твою живыя творения; лишь я одна мертва и безжизненна! Ни с землею: и та, прозябая, прославляет плодами своими Тебя, Отец Небесный; лишь я одна безчадна, как степь безводная, без жизни и растения! О, горе мне! горе мне!". "Господи - продолжала она - Ты, который даровал Сарре сына в старости и отверз утробу Анны для рождения пророка Твоего Самуила, воззри на меня и услыши молитву мою! Разреши болезни сердца моего и разверзи узы моего неплодия. Да будет рожденное мною принесено в дар Тебе, и да благословится и прославится в нем Твое милосердие!". Едва Анна произнесла эти слова, предстал пред нею Ангел Божий. "Молитва твоя услышана - сказал ей небесный вестник - воздыхания твои проникли облака и слезы твои канули пред Господом. Ты зачнешь и родишь дщерь благословенную, выше всех дщерей земных. Ради Ея благословятся все роды земные, Ею дастся спасение всему миpy и наречется она Mapиею "! Услышав эти слова, Анна поклонилась Ангелу и сказала: "жив Господь Бог мой! если у меня будет дитя, то отдам его Господу на служение, пусть оно служит Ему день и ночь, восхваляя святое имя Его во всю жизнь". Прежняя печаль Анны теперь обратилась в радость, излившуюся в восторженной благодарности Богу. Ангел, по благовестии ей, стал невидим.

Св. Анна как ни любила своего мужа, как ни желала скорее поделиться с ним своею радостию, но, повинуясь первому движению благочестиваго сердца, поспешила в храм Иepyсалимский, чтобы там возблагодарить Бога и возобновить обет о посвящении Ему ожидаемаго плода.

Ангел Божий, после благовестия Анне, явился и св. Иоакиму в пустыне и сказал ему: "Бог милостиво принял молитвы твои; жена твоя Анна родит дочь, о которой все будут радоваться. Вот и знамение верности слов моих: иди в Иepycaлим и там, у Золотых ворот, ты найдешь жену свою, которой возвещено то же самое ".

Благоговейная радость объяла сердце святаго старца: он немедленно и с богатыми жертвами пошел в Иepyсалим и там, действительно, на указанном от Ангела месте встретил жену свою. Увидя мужа, Анна поспешила к нему с восклицанием: "знаю, знаю, Господь Бог щедро благословил меня: потому что я была как-бы вдовою - и теперь не вдова, была безчадною - и теперь буду иметь чадо". Здесь они разсказали друг другу все подробности явлений Ангела, принесли в храм жертву Господу и, судя по ходу дальнейших событий, несколько времени оставались в Иерусалиме ожидать исполнения полученнаго ими обетования.

Вскоре святые Богоотцы увидели над собою совершение этого чуднаго обетования: в девятый день декабря православная Церковь празднует зачатие Пресвятой Девы Анною и воспевает: "Анна ныне растить начинает божественный жезл (Богородицу), прозябший таинственный цвет - Христа, всех Зиждителя". "Неплодная, плодородящая сверх ожидания Деву, имеющую родить Бога плотию, светится радостию и ликует, громко взывая: радуйтеся со мною все колена Израилевы: я ношу во чреве и избавляюсь укоризны в безчадии; так угодно Создателю, услышавшему мою молитву и исцелившему сердечную болезнь устроением желаемаго мною". "Увидят люди и подивятся, - что я стала материю: вот и я раждаю, потому что так благоволил Разрешивший союз неплодия моего ".

Нельзя не благоговеть пред этим чудным зачатием и не видеть в нем необычайных и великих целей Божественнаго Промысла. Бог видимо хотел приготовить к вере в будущия, еще более чудныя - зачатие и рождение единороднаго Сына Своего: "таинству - как поет св. Церковь - предтечет таинство". "Дева Матерь родилась от неплодной - говорит св. Иоанн Дамаскин - потому что чудесами должно было предуготовить путь к единственной новости под солнцем, главнейшему из чудес, и постепенно восходит от меньшего к большему". "Если - как замечает св. Андрей Критский - великое дело то, что раждает неплодная: то не более ли удивительно, что раждает Дева?.. Нужно было, чтобы Тот, Который все и в Котором все, как Господь природы, показал на праматери Своей чудо, сделав ее из безплодной материю, а потом и в Матери изменил законы природы, сделав Деву Материю и сохранив печать девства".

И если Иоаким и Анна, еще прежде получения радостной вести, превосходили всех чистотою и святостию: то не более ли возгорели они святою ревностию и преданностию Богу, когда удостоились получить благодатное откровение о снятии с них поношения? А вместе с тем, святыя качества их не привлекали ли к ним в большей мере благоволения Божия и не низводили ли на них благодатныя дарования, предуготовлявшия их к чудному событию? Если пророк Иеремия и Предтеча Господень Иоанн были освящены Богом прежде рождения и исполнились Духа Святаго еще во чреве матери: то еще большее освящение, без сомнения, было усвоено чревоношению праведной Анны. Здесь приготовлялось не одно простое рождение, но вместе с тем и открытие тайны премудраго совета Божия, от века сокрытой и непроницаемой даже для самих Ангелов. Здесь устроялся нерукотворенный ковчег Божий, уготовлялось живое селение Всевышняго. Отсюда должна была изойти единственная и святейшая Дева, которой, по предречению Пророка (Ис. 7, 1.4), предопредвлялось сделаться Материю Бога Слова. "Славнейшее таинство - поет св. Церковь - неведомое Ангелам, великое для человеков и от века сокрытое! Вот целомудренная Анна носит в утробе Богоотроковицу Mapию, приготовляемую в селение для Царя всех веков и в обновление рода нашего".

По прошествии дней чревоношения, благовестие Ангела исполнилось - и св. Анна, в 8-й день сентября, родила дочь. Восторг родителей, освободившихся от " поношения безчадства", был невыразим. Явное чудо милости Божией, прежде всего, обратило очи их, полныя слез благодарности, к небу - и Иоаким благоговейно взывал к Всемогущему Богу: "Ты, источивший непокорным людям воду из скалы, благопокорным даруешь из безплодных чресл плод, на радость нам". Анна, в безмолвном восторге, возносясь к небу душею, смиренно помышляла: "Заключающий и отверзающий бездну, возводящий воду на облака и дающий дождь! Ты, Господи, дал мне произрастить пречистый плод от безплоднаго корня". - И св. Церковь, разделяя восторг праведных Богоотцев взывает вместе с ними всему миру: "сей день Господень! радуйтеся, людие!".

Преблагословенная Дева, несмотря на тогдашнюю маловажность некогда знаменитаго дома Давидова, в своем рождестве наследовала высокую славу: род ея, исходя от Авраама и Давида и продолааясь много веков, заключал в себе имена ветхозаветных патриархов, первосвященников, правителей, вождей и царей Иудейских. Доблести прославленных предков, при самом рождении благодатнаго младенца, уже украшали имя его. Но все эти преимущества, так много ценимыя миром, скоро померкли в лучезарном свете той неземной славы, которую Всевышний уготовал новорожденной Деве.

Св. Иоаким, в живейшей благодарности, принес в храм, какую мог, жертву Богу; когда же настал пятнадцатый день по рождении младенца, то, по обычаю Иудейскому, новорожденную дочь назвали именем "Мария", данным Ей от Ангела еще прежде зачатия. Св. Младенец был храним и воспитываем со всею нежностию и заботливостию благочестивых родителей и со дня на день видимо укреплялся. Предание говорит, что когда Пресвятой Деве исполнилось шесть месяцев, мать поставила Ее на землю, чтобы испытать: может ли она стоять, и Преблагословенная, сделав семь шагов, возвратилась в материнския объятия. Тогда св. Анна взяла Ее на руки и сказала: "жив Господь Бог мой! Ты не будешь ходить по земле, доколи я не введу тебя в храм Господень". И устроив особое место в спальне, куда возбранен был вход всему нечистому, Анна избрала непорочных еврейских дочерей, чтобы они ходили за благословенным дитятею ея. При исполнении года Марии, Иоаким сделал большой пир и созвал на него священников, книжников, старейшин и много народа. На этом пире он поднес к священникам дочь свою, и они, благословляя ее, сказали: "Бог отцев наших! благослови дитя cиe и дай ему имя славное и вечное во всех родах"! Присутствующие отвечали:"да будет; Аминь!". После этого он поднес дочь к первосвященникам, которые, также благословив ее, сказали: "Боже вышний! призри на дитя и благослови его благословением последним, не имеющим преемства". Сама же Анна с радостию взывала при этом: "воспою песнь Господу Богу моему, Он призрел на меня и, отъяв поношение врагов моих, дал мне плод правды, единственный и многоценный пред Ним". И отнеся младенца в спальню, снова вышла к гостям и служила им.

По достижении Mapиeю двухлетнего возраста, св. Иоаким хотел исполнить над благодатною дочерью обет посвящения Ея храму; но св. Анна, как по чувствам нежной матери, так и из боязни, чтобы дитя не соскучилось по доме и не стало бы искать родителей, уговорила супруга отложить это посвящение еще на год. В это время, в благословенном младенце Деве начали уже развиваться те силы ума и сердца, которыя предупредили возраст, и родители стали чаще и чаще внушать Ей, что она родилась вследствие молитв их, что Она посвящена Богу еще до рождения и, как Божие дитя, должна разлучиться с ними и быть у Бога в храме; что Ей там будет гораздо лучше, чем у них и, если Она будет любить Бога и следовать закону Его: то Бог сделает для Нея гораздо более, чем отец и мать! Так св. Иоаким и Анна приготовляли своего младенца к посвящению Богу.

IV.

ВХОД ВО ХРАМ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ

Божественном деле нашего спасения все было облечено в тайну, и эта тайна, сокровенная от век и от родов в Боге, благовествованием Св. Духа была возвещена сначала на земле в Церкви Божией, а отсюда уже сделалась известною началам и властям небесным, явив собою многоразличную премудрость Божию. Ангелы и Пророки в недоумении испытывали эту тайну, - но не могли проникнуть ее.

Таким сокровенным характером запечатлено было и посвящение Марии на служение Богу, при введении Ея во храм. Она - плод пламенных молитв и долгих ожиданий, дитя некогда царственнаго рода - при достижении лишь трехлетнего возраста, должна была, по обету родителей, оставить кров родной и на чужих руках жить при храме, в подвигах молитвы и труда. Ни естествеаная привязанность родительскаго сердца, ни страх, внушаемый слабостию возраста и пола, ни тяжесть собственнаго одиночества в летах глубокой старости, - ничто не поколебало решимости Иоакима и Анны. Но что же это? Есть ли это только дар Богу от безплодных родителей за отнятие "поношения безчадства?". Благочестивая-ли только твердость исполнения однажды даннаго и запечатленнаго клятвою обета, или жертва Богу, по примеру жертв праотцев? Нет. Это тайна, в которой Господь, "хотя сказати народам Свое спасение, неискусобрачную ныне от человек прият, знамение примирения и обновления".

Но то, что предопределено было в предвечном совете Божества, не могло скоро совершиться на земле, которая, в лице дщерей своих, долго еще не представляла достойнаго чертога для воплощения Бога, и поэтому тайна соединения человека с Богом отлагалась, в продолжение веков, до времен будущих. И вот, наконец, Бог избирает праведных Иоакима и Анну, и от них происходит та "Жена", которая достойна была принять и свято сохранить высочайшую тайну воплощения Божия! Вхождением Своим во внутреннее святилище Богоотроковица положила начало приведения к Богу всех других сынов и дщерей человеческих: "совет превечный превечнаго Бога во исполнение грядет, предгрядущей Ей воспитатися во Святая святых - в жилище Слова".

Храм Иерусалимский, возобновленный после плена Вавилонскаго Зоровавелем, а потому называемый, в отличие от Соломонова, вторым, много уступал последнему и по размерам и по великолепию. Те, кто помнил прежний храм, в этом втором не узнавали храма; по выражешю прор. Аггея, он был пред ними "якоже не сущь" (Агг. II, 4). И между тем слава втораго храма должна была возсиять более славы перваго! Как должно было совершиться это прославление, - объясняет другой Пророк: "внезапу приидет в церковь Свою Господь, Егоже вы ищете, и Ангел Завета, Егоже вы хощете". Но вот уже с тех пор прошло более 400 лет, - Ангел Завета не приходил, и слава храма Зоровавеля, и в начала невеликая в сравнении с храмом Соломоновым, не только не возвысилась, но почти совершенно упала: здесь не было ни ковчега завета, ни пророческаго "урим и туммим" (света и совершенства.), знаменовавших присутствие Божие, ни священнаго елея помазания! Чрез кого же, каким образом и когда возсияла эта предвозвещенная Пророками слава? Чрез Господа Иисуса Христа: Господь, устрояя спасение людей Своих, избирает в "скинию" Себе чистую Деву и, таким образом, приготовляет для мира и храма спасительное обновление. "Скиния святая и пространнейшая небес, приемшая невместимое во всей твари Слово Божие", является в мире и вмещается в храме Бога Иеговы. "Пречистый храм Спасов, многоценный чертог и Дева, священное сокровище славы Божия - поет Св. Церковь в праздник Входа во храм Пресвятой Богородицы - днесь вводится в дом Господень, благодать совводящи, яже в Дусе Божественном, юже воспевают ангели Божии: Сия есть селение небесное". Так, славен был древний храм обетованием Божиим: "и будут очи Мои ту и сердце Мое во вся дни"; славен он был чудесными знамениями и пророчествами, благочестием и жертвами царей, благоговением и любовию народа... Но слава втораго храма, принявшаго в стены свои Господа Иисуса Христа и Пресвятую Деву, без сравнения была выше.

Храмы первый и второй имели в своей окружности, кроме собственно священных зданий, каковы "Святое" и "Святое святых", много дворов и притворов, где были устроены разныя помещения, в которых проживали лица, исполнявшие какую-либо священную службу. Там же были хранимы Богослужебные сосуды и запасы. При храме - как свидетельствуют еврейские писатели - проживали мужи и жены (вдовы и девы), проводившие воздержную жизнь. Св. Епифаний, хорошо знавший еврейские обычаи, говорит, что евреи посвящали Богу всех первенцев мужескаго и женскаго пола, которые и воспитывались в притворах храма до зрелаго возраста. Для постояннаго же служения при храме, принимались так называемые "назореи", представлявшие собою нечто в роде иноков новозаветной Церкви. Это были лица, дававшие обет Богу, воздерживавшиеся от употребления вина и всяких опьяняющих напитков и не стригшие волос на голове и бороде. Обыкновенно назорейство продолжалось известное время, было принимаемо добровольно, по разным побуждениям, но иногда, хотя весьма редко, родители давали обет назорейства за детей своих: и именно в том случай, когда они, не имея детей, желали получить их от Бога - для Богоугодной цели. Временные назореи, по прошествии срока обета, возвращались в свои семейства, принесши Богу жертвы всесожжения за грехи, благодарственную и мирную, и остригши волосы. Все эти лица могли проживать в многочисленных пристройках храма.

Преблагословенная Дева Мария, несмотря на ранний возраст, оказывала явное стремление к такому образу жизни и Сама просила родителей о скорейшем исполнении их обета. Чистейшая душа святаго младенца, призванная к великой тайне Божией, желала служить Богу молитвою и трудом. И хотя возраст избранницы Божией, едва научившейся говорить, был слишком слаб для глубокаго понимания предметов веры, но сердце Ея пламенело любовию к Богу - самою чистою, искреннею. По выражению Св. Церкви, Богоотроковица "младенчествовала плотию, но была совершенна душою", "трилетствовала телом и многолетствовала духом". Потому-то святые родители Благодатной и решились, несмотря на раннее младенчество Ея, разстаться с Нею и не откладывать далее обряда посвящения.

Намерение о посвящении храму Девы Марии сделалось гласным в Иерусалиме, и все благочестивые израильтяне и израильтянки ожидали его с особым чувством благоговения. К торжеству посвящения собраны были все родные и знакомые Иоакима и Анны и множество юных дев, сверстниц Марии, долженствовавших сопровождать ее в храм. Не разделить печаль разлуки родителей и не утешать тоскующую дочь они были созваны: но участвовать в общей радости и быть свидетелями полной готовности их к разлуке. Кто более любит дитя, как не мать? Но Анна, вдохновенная Духом - как свидетельствует Св. Церковь - Пречистую Приснодеву приводит с веселием в храм Божий. Шествие было торжественно: все шли, имея в руках зажженныя свечи; весь сонм провожающих пел псалмы и священныя песни, и хоры Ангелов, в трепетном недоумении, сливали райские гласы с земным славословием Богу.

Мог ли кто из сопутствовавших Марии думать, что они окружают Ту, которой суждено быть "благословенною в женах", "ублажаемою всеми родами"? Мог ли кто предвидеть, что эта юная Дева вскоре прославится сонмом духов безтелесных, святых и пророков, как "честнейшая херувим и славнейшая без сравнения серафим"?

В предании людей благочестивых и внимательных к путям Промысла Божия сохранились следующия подробности вхождения Пресвятой Девы во храм.

Когда Иоаким и Анна, со всеми, сопровождавшими Святую Деву, приблизились с посвящаемою Дочерью к храму, то в сретение им вышли с пением из храма служившие в нем священники и сам первосвященник. Благоговейно поставила праведная Анна свою Дочь на первую ступень храмоваго крыльца. При этом она - по выражению св. Димитрия Ростовскаго - обратилась с следующими трогательными словами к Отроковице: "гряди, Дщерь моя, к Тому, Кто тебя даровал мне! Гряди, кивот освященный, ко многомилостивому Владыке! Гряди, дверь жизни, к милосердому Подателю благ! Гряди, ковчег Слова, в храм Господень! Войди в церковь Божию, радость и веселие мира"! И передавая Ее первосвященнику Захарии, она сказала ему: "прими, Захария, сень чистую; прими, священник Божий, ковчег непорочный; прими, пророк, кадильницу с невещественным углем; прими, праведник, фимиам духовный; прими Дщерь, Богом мне данную! Введи и всели Ее на гору святую, в жилище Божием, не испытывая о Ней, но ожидая, что Богу, Ее призвавшему, благоугодно будет совершить с Нею"!

Блаженный Иероним пишет, что крыльцо, на нижней ступени котораго была поставлена родителями благодатная Отроковица, имело 15 высоких ступеней, по числу "степенных" псалмов; эти псалмы священники и левиты пели, входя в храм для служения, на каждой ступени по одному.

Пречистая Дева, при виде селения Господня и служителей святыни Его, как-бы окрыленная духом любви к Богу и укрепленная силой Его, - одна, никем не поддерживаемая, скоро и бодро взошла по всем ступеням на самый верх храмоваго помоста. Ангелы Божии - говорит Георгий Никомидийский - невидимо окружили Ее и служили Ей; и хотя они еще и не ведали тогда таинства воплощения, но как слуги Господа, по повелению Его, служили Богоотроковице при Ея восхождении. Такое сверхъестественное восхождение слабаго младенца, который далеко оставил за собою всех старших, поразило удивлением присутствовавших.

Следуя с Пречистой Отроковицею к храму, Захария посадил Ее на третьей ступени жертвенника. Здесь - говорит древнее предание - Господь Бог осенил Ее благодатию Своею, и Она возрадовалась духом.

Прозрев во вводимой таинницу великих судеб Божиих, первосвященник не остановился там, где обыкновенно стоял молящийся народ, но повел Mapию далее, "за первую и вторую завесу", в глубину внутренняго святилища, во "Святая святых", куда не дозволялось входить не только никому из женскаго пола, но и самим священникам, и куда лишь однажды в год, в день очищения, имел право входить только один первосвященник с жертвенною кровью. "Во Святая святых святая и непорочная Святым Духом вводится" - воспевает св. Церковь. Такое необычное, как-бы нарушившее древнейшие обычаи ветхозаветной Церкви, введение Девы во Святая святых поразило недоумением всех предстоявших во храме, удивило даже и самих Ангелов, которые, "вхождение Пречистыя зряще, удивишася: како Дева вниде во Святая святых".

Захария, введя Mapию во Святая святых, назначил это место для постоянных молитв Ея. Тогда как другим девам было строго воспрещено приближаться к святилищу, Пречистая Дева, со времени Ея введения в храм, во всякое время могла входить туда для молитвы, что сделано Захариею, без сомнения, по особому внушение Божию. Св. Феофилакт говорит об этом так: "Архиерей в то время, объятый Богом, был вне себя и уразумел, что Отроковица эта есть вместилище Божественной благодати и более его самого достойна предстоять повсечасно лицу Божию. Вспомнив же сказанное в законе о кивоте, которому повелено находиться во Святая святых, он уразумел, что это прямо указывало на сию Отроковицу. И потому, нимало не усумнясь, осмелился, вопреки постановлений, ввести Ее во Святая святых".

Вот почему Ангелы, в недоумении и трепете прозревая в настоящем событии дело Божественнаго домостроительства, благоговейно удивлялись вхождению Девы во Святая святых. Святое святых в это время не имело уже ковчега завета, с его священными принадлежностями, было совершенно пусто, - и этим как-бы свидетельствовало об окончании подзаконных времен. Ветхозаветныя тайны сеней и гаданий стали разъясняться, открывая ряд других тайн, более высоких; и небесные служители распростирали крыла свои уже не над ковчегом Ветхаго Завета, не существовавшим в храме Зоровавелевом, а над новым, живым кивотом свидения, и славословили Господа.

Праведные Иоаким и Анна, вручив Дитя свое воле Отца Небеснаго, по принесении благодарственных жертв, даров и всесожжений и получении благословения от священников, возвратились со своими родственниками в дом свой. Жизнь их снова потекла одинокою, хотя и не была так печальна, как прежде. Теперь не безпокоили их ни собственная скорбь о неплодии, ни посторонния укоризны за безчадие; но Дитяти - их утешения - не было с ними! Им ниспослан был Божественный дар за их страдания, дано вкусить на старости отрадныя чувства родительскаго сердца; но предмета их радости опять не было с ними! Впрочем, праведные Богоотцы не плакали в разлуке с возлюбленною Дочерью, а радовались и славили Бога: все естественныя чувства чадолюбия, всю сладость горячей любви к Ней они с безусловною готовностью и благоговейным восторгом принесли теперь в приятную жертву Тому, от Котораго и получили свое Дитя. К тому же святые супруги могли сознавать, что лучшим выражением своей любви к Богоданному младенцу может быть лишь неприкосновенное сохранение его от всего худого и лучшее воспитание в духе закона Божия; а где полнее и успешнее можно было этого достигнуть, как не в храме Божием, куда не проникает ничто нечистое, где все дышет святостию? И когда же естественнее было начать это священное дело, как не с самых ранних лет Дитяти, когда сердце его так доступно всем прекрасным впечатлениям? Пресвятой Деве - одушевленному храму Божию - и надлежало воспитаться в храме, как воспевает Ей Св. Церковь: "в Божественнем храме, яко суща Божественный храм, от младенства чисте, со свещами светлыми, отдана бывши, явилася еси приятелище неприступнаго и Божественнаго света".

Пресвятая Дева, оставшись в Иерусалиме, возрастала среди других девиц, воспитывавшихся при храме в особых пристройках. При них были благочестивыя надзирательницы, сведующия в Св. Писании и искусныя в рукодельях, которыя обучали Ее тому и другому. Для молитвы Она входила во Святая святых, куда не дозволено было вносить с собою работу или какую-либо постороннюю вещь. Скоро Пречистая Дева почувствовала неизъяснимую сладость молитвы, а вместе с тем полюбила и необходимое для нея уединение. При таком настроении святой Отроковицы, все относящееся к Богу (и действующее на сердца других детей слабо и на короткое время) в Ея сердце производило глубокое и неизгладимое впечатление. Величие Иерусалимскаго храма, с его украшениями и завесами, безчисленное множество стекавшихся сюда для поклонения людей не только из Иудеи, но и из разных стран света, - все это возбуждало и усиливало в Ней глубочайшее благоговение к Богу. Каждый предмет, каждое действие в храме обращали мысль Ея к Богу и заставляли сильнее и сильнее любить Его.

В распределении времени занятий Пресвятая Отроковица следовала порядку, установленному от храма, и отличалась такими прекрасными качествами души, что жизнь Ея при храме св. Отцы называют примером чистой и святой жизни. Так св. Иоанн Дамаскин замечает: "в храме Она так жила, что, будучи удалена от сообщества неблагонравных мужей и жен, представляла образец жизни лучшей и чистейшей в сравнении с прочими". Бдительность в молитве, смирение, скромность, внимание и кротость к подругам - были отличительными качествами Ея. С каждым днем, казалось, Она более и более совершенствовалась. Никто не слыхал от Нея какого-либо укора, никто не видал Ея во гневе. Речь ея была приятна и давала чувствовать, что истина - одна истина - движет ея устами. Пресвятая Отроковица - как повествует предание - проживая при храме, располагала Своим временем так: от ранняго утра до третьяго часа дня Она стояла на молитве; от третьяго до девятаго упражнялась в рукоделии или чтении книг Св. Писания; от девятаго же часа опять начинала Свою молитву и продолжала ее до тех пор, пока Ангел являлся к Ней с пищею (Прим. 9}. В скором времени Пресвятая Дева совершенно обучилась чтению писаний, чем и пользовалась для возможно большаго познания закона Божия. Она имела острый ум, любила учиться, часто читала Св. Писание и размышляла о нем. Благоразумие Ея удивляло всех. Из рукоделий Она занималась пряжею льна и шерсти; любила вышивать шелками, особенно одежды, принадлежащия к священническому служебному облачению, и во всем этом была очень искусна.

Ангельския явления Пречистой Деве в храме подтверждаются песнопениями св. Церкви и свидетельством св. Отцев. Чистая душа Ея так привыкла к сообщению с духовным миром, что впоследствии Она безбоязненно приняла от Архангела благовещение. Нельзя было-бы представить, чтобы юная Дева, во время благовестия, не устрашилась явившагося пред Нею существа другого мира, если бы эти явления, учащенныя еще с младенчества, не были Ей привычными. Св. Церковь, прославляя пребывание Богоотроковицы в храме, воспевает: " Святая святых сущи, Чистая, во храм святый возлюбила еси вселитися, и со Ангелы, Дево, беседующи пребываеши, преславне с небесе хлеб приемлющи, Питательнице жизни".

Один из древних учителей Церкви, Георий Никомидийский, так описывает ангельския явления Пресвятой Деве: "По мере того, как Пречистая день ото дня возрастала, в Ней росли и дары Духа Святаго. Она пребывала с Ангелами, о чем узнал и Захария. Однажды, исправляя в святилище свое служение, увидел он кого-то, с виду страннаго, похожаго на Ангела, подающаго ей пищу. Захария весьма удивился и думал: что это за необыкновенное и новое видение? Повидимому, Ангел говорит с Девою; безплотный приносит пищу, питающую плоть, естеством невещественный подает Деве нечто вещественное. Явление Ангелов бывает одним лишь священникам, и то весьма редко; а чтобы Ангел пришел к девице, и притом столь юной, - это необыкновенно. Если бы она была замужняя и молилась о разрешеши своего неплодства, как Анна, я не удивлялся бы видению: но девица об этом молиться не может. Ангел же всегда к Ней является, как я то вижу: и вот что приводить меня в великое удивление, сомнение и ужас! Что все это значит? Что приходит возвещать Ей Ангел, и какая эта, приносимая им, пища? Откуда взята и кто ее изготовил? Ибо Ангелы не забоятся о телесных нуждах наших. Конечно, были люди, которых питали они, но и тогда руки человека приготовляли пищу: Даниила питал Ангел, по повелению Вышняго; но он взял Аввакума, с кошницею хлеба, для того, чтобы странное явление Ангела и необыкновенная пища не устрашили питаемаго. Так и вран, служивший Илии, действовал по указанию Ангела, принося пищу из готоваго запаса. Здесь же Ангел сам приходить к Отроковице. Непостижимо для меня, почему Она удостоилась таких даров, такого служения духов безплотных. Что же это все значит? Чистотою нравов Она превосходит все бывшие роды. Итак, не над Нею ли совершатся предсказания Пророков? Не Ею ли исполнятся вековыя ожидания наши? Не от Нея ли приметь естество человека Тот, Который придет спасти род человеческий? Эта тайна предвозвещена уже давно, и "Слово" ищет Ту, Которая послужила бы к исполнению тайны. Не эта ли, видимая мною, Дева предызбрана в орудие великой тайны Вышняго? О, сколь блажен ты, дом Израилев, прозябший такой плод! О, сколь благословен ты, корень Давидов, произрастивший ветвь, на которой расцветет цвет спасения миру! Как славна память родивших Ее и как счастлив я! Я вижу собственными глазами начало тому, что прежше Пророки видели в сени и образе". Блаженный Иероним добавляет к этому: Ангелы посещали Ее каждый день; и еслибы спросили: в чем заключались эти беседы, то это было известно Богу, Пресвятой Деве, Ея неотступному хранителю - Архангелу Гавриилу, и другим Ангелам, ежедневно беседовавшим с Нею.

Естественный разум Пресвятой Девы, образованный чтением Св. Писания и укрепленный размышлением и молитвою еще более был просвещаем наставлениями ангельскими. Хорошо изучив священныя книги, Она не раз читала пророчество Исаии: "се Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил", и всегда воспламенялась горячею любовию не только к ожидаемому Мессии, но и к Той Деве, Которая предназначалась быть Его Материю. Размышляя при этом о величайшем достоинстве этой блаженной Богоизбранницы и зная из пророчеств, что время пришествия Мессии уже приближается, - Она полагала, что уже должна существовать на свете и эта великая Дева, и часто от глубины души и со слезами молила Господа, чтобы Он сподобил Ее лицезреть Матерь Божию.

Около этого времени благодатная Дева лишилась своих престарелых родителей, из которых сначала преставился праведный Иоаким (80 лет), а за ним вскоре почила и св. Анна. Таким образом, с потерею родителей, Та, Которой суждено было сделаться впоследствии Материю всех сирот рода человеческаго, Сама испытала положение горькаго сиротства, и испытала его тогда, когда оно наиболее бывает тягостным, т. е. в юном возрасте, когда еще дитя растет и ищет нежнаго взора матери, как юное растете живительных лучей солнца. Теперь, за утратою всего наиболее дорогого, что могло привязыват Ее к земле, Она всецело предалась сердцем одному лишь Богу. Соревнуя в чистоте Своим небесным собеседникам и преисполненная серафимски-пламенной любви к Богу, Она твердо положила не допускать до Себя и мысли о какой-либо земной любви. Сиротство Ея и постоянное уединение, предохранив Ее от знакомств и взоров людских, отчасти способствовали утверждению в Ней этого святаго расположения. Если представим при этом простоту, безъискуственность, безусловное смирение пред Богом, то поймем, как еще с юнаго возраста Она сделалась тем, чем осталась до конца жизни, т. е. "рабою Господнею". В самом деле, вся история жизни Ея свидетельствует, что при величайших радостях; какия только может вместить сердце человеческое, в Ней преобладало одно чувство, что Она "раба Господня", и при величайших трудностях, какия только отягощали когда-либо Ея сердце, у Ней было одно стремление - быть покорною воле Божией. Всевидящее око Божие зрело этот великий характер, столь приличный Матери Божией. Пречистая Дева, как-бы предчувствуя Свое высшее назначение, пожелала проводить Свою жизнь в чистоте ангельской и пребыть навсегда девою, а потому и дала необыкновенный в то время обет Богу - сохранить девство Свое до смерти. Она была первою из дев Иудейских, обручивших девство свое Богу и воздюбивших девство паче супружества. Самое введение Пречистой Девы во храм было уже предъизображешем этого обета. "Невеста Царя-Бога! - воспевает св. Церковь - Ты посвящаешься ныне в храме подзаконом - соблюдаться для Него, Всечистая"! Таким образом, как ни мало известны обстоятельства первоначальной жизни Богоматери, все же в ней можно заметить три существенный черты: 1) Она была плодом молитвы родителей, долго не имевших у себя детей, 2) Она получила воспитание при храме; 3) Она обрекла себя всегдашнему девству. Уже эти обстоятельства представляют в Ней существо более небесное, нежели земное.

Как скоро Пресвятая Дева, среди назидательных впечатлений храма, пережила время отрочества, Промысл Божий расположил обстоятельства так, что, со всею необходимою прикровенностию, осуществилось вечное предопределение о спасении человечества. Обручение Девы праведному мужу набросило покров таинственности на совершившееся дело нашего искупления. Прежде всего - как говорят св. Отцы - нужно было, чтобы дело Божественнаго домостроительства скрылось от исконнаго врага человеческаго рода - диавола. Таким образом - замечает св. Игнатий Богоносец - "утаились от князя века сего девство Марии, рождение Ею, а равно и смерть Господа". Приводя эти слова древнейшаго Отца Церкви, св. Андрей Критский прибавляет: "не без причины было сокрыто тогда от народа рождение Христово от Святаго Духа и Иосиф почитаем был вместо отца". Св. Иоанн Златоуст указывает еще причину обручения Пресвятой Девы. "Для чего - спрашивает он - Дева зачала не прежде обручения? - и отвечает: для того, чтобы дело было сокрыто от Иудеев, и Дева избежала всякаго подозрения от них. "Если бы - говорит св. Отец в другом месте - Иудеи услышали об этом с самаго начала, то, превратно поняв совершившееся, побили бы Деву камнями... Когда они безстыдно перетолковывали и то, чему имели примеры в Ветхом Завете: чего-бы не сказали, услышав о зачатии Девою? За них было все прошедшее время, не представлявшее ничего подобнаго... чрезвычайно смутило бы их дело столь новое, столь необычайное, которому примера они не нашли бы у предков своих". В объяснение слов св. Отца припомним, что у Иудеев действительно, по закону Моисея, были побиваемы камнями девы, не сохранившия девства, а также и обольщенныя невесты, вместе с их обольстителями. Премудрость Божия устранила все эти затруднения: устроила Богоприличное рождество Слова от девы я самую Деву предохранила от ненависти врагов Христовых.

Когда - по свидетельству предания - исполнилось Пречистой деве 14 лет от рождения и 11 лет пребывания Ея во храме, первосвященники объявили Ей, чтобы Она, по обычаю, имевшему силу закона, оставила храм и, переселясь в дом Свой, подобно другим девам Ея возраста, вышла замуж. Но Пресвятая Дева отвечала им, что, будучи от рождения посвящена родителями Богу, впоследствии сама дала Ему обет сохранить навсегда Свое девство, и что нет в миpе силы, которая бы заставила Ее изменить этому обету и вступить в брачное состояние. Такое твердое и положительное объявление Девы поразило удивлением первосвященника и священников. Новость обета и небывалый поступок среди дев Израильских, равно как и неприкосновенность клятвы (сохранявшей за собою силу закона: "человек аще обещает обет Господу, да сотворит") - поставили их в затруднительное положение. Они не могли ни уничтожить закона относительно обета, ни принудить Деву Марию нарушить его; а вместе с тем не могли и дозволить Ей исполнить этот обет, равно как и остаться в храме, по неимению прежних примеров. Они составили между собою совет, на котором, в явном колебании, делали разныя предложения и потом отменяли их: хотели не пускать Ее более в храм за вторую завесу, а между тем не смели решиться и обручить Ее кому-либо, как обещавшуюся уже Богу; боялись и прогневать Бога и не знали, как приличнее устроить Ея девическую жизнь. И сколько ни думали, а все приходили к одной из двух необходимостей: или принудить Ее выйти замуж, или дозволить Ей, и по достижении совершеннолетия, оставаться при храме. Но и то и другое, в тоже время, считали за явное нарушение закона, а потому за великий грех. Недоумениям их не было конца и совет не мог остановиться ни на каком определении. Священники, видя, что совет их не имеет окончательнаго исхода, положили испросить разрешения недоумениям своим у Бога. Собравшись пред Святая святых, они усердно молили Бога о явлении им воли Его. После этой молитвы, первосвященник, облекшись в св. одежду, вошел за завесу для получения ответа. Там предстал ему Ангел Господень и сказал: "Захария! собери неженатых мужей из колена Иудова, от дома Давидова, и пусть они принесут жезлы (посохи) свои, кому Господь покажет знамение, тому отдашь Деву в соблюдение девства Ея".

Захария, объявив священникам о повелении Господа, послал глашатаев во все концы земли Израильской, для приглашения мужей в Иерусалим. Вместе с тем наступил установленный Маккавеями праздник обновления храма, на который отовсюду стекалось множество народа; в этот раз, среди других, пришли и мужи из рода Давидова. Первосвященник, собрав мужей рода Давидова к храму, взял у них жезлы и воззвав всенародно: "Господи Боже! яви мужа достойнаго обручиться с Девою"! внес жезлы в храм. Приняв жезлы из святилища, первосвященник увидел, что многие из них не имели на себе никакого знамения, а принадлежавший мужу праведной жизни, ожидавшему с нетерпением избавления Израилева, - родственнику Пречистой Девы Марии, восьмидесятилетнему древоделю Иосифу, - расцвел, и на нем сидела голубица, которая опустилась над головою Иосифа. Тогда первосвященник, взяв жезл и подав его Иосифу, сказал: “приими к себе в соблюдение Деву". Но когда Иосиф стал-было возражать, говоря, что он имеет в доме взрослых сыновей, что он уже стар, а Дева еще юная, и потому он боится сделаться посмешищем сынов Израилевых; то Захария сказал ему: "убойся Господа Бога твоего и вспомни, что сотворил Бог Дафану, Авирону и Корею: как разверзлась земля и поглотила их за сопротивление! Бойся же и ты, чтобы не случилось чего с домом твоим". Иосиф пораженный этими словами, тотчас же изъявил готовность на принятие Марии, и потому Пречистая Дева тогда же была обручена с ним. Другие утверждают, что Она весьма опечалилась этим решением священнаго совета и необходимостию оставить храм, но Ей было особое откровение, чтобы Она не сомневалась идти в дом Иосифа, мужа праведнаго, Ея сродника и обручника, который принял Ее из рук архиерея и священников не на обычное супружество, но на соблюдение Ея чистоты, и под именем мужа сделался лишь хранителем и служителем девства и высокой святости Ея. Таким образом Промысл Божий устроил все так, что Мария, соединенная с Иосифом, казалась женою мужа, тогда как между ними не было общения брака.

Праведный Иосиф происходил от царскаго рода и был потомком Давида и Соломона. Мать его, имени которой история не сохранила, была в супружества за Илием, происшедшим от Давида. По смерти Илия она вступила в брак с Иаковом, который, по существовавшему тогда закону ужичества (родства), должен был возстановить потомство брата своего, умершаго бездетным. От этого брака родился Иосиф и был по естеству сын Иакова, а по закону сын Илия. С знатностию рода Иосиф не соединял в себе земного величия и богатства своих предков, из которых многие были царями и пророками и славились земным величием. Вместо всего этого, он наследовал от лучших из них сокровище добродетелей, правоты и святости, так что сам Дух Святый нарек его "праведным" и сделал обручником чистейшей Девы. Из немногих сказаний об Иосифе в Св. Писании очевидна зрелость его характера. Он был весьма тверд в стремлении к святому, решителен, благороден, искренен, скромен, чист, миролюбив, внимателен ко внушениям своей совести и повелениям свыше, а потому и удостоился великой чести: ему вверено было служение тайн, которая, быв скрытою от вечности, предназначена была прежде веков к славе верующих. По занятиям своим праведный Иосиф принадлежал к классу простых ремесленников, был древоделем, или - просто говоря - плотником, и снискивал ежедневное пропитание трудами рук своих. До восьмидесятилетняго возраста он жил как простой, но честный и добродетельный труженик, и имел в супружестве Саломию; четыре сына и две дочери произошли от этой благословенной четы.

Какова была супружеская и семейная жизнь Иосифа - об этом ничего не говорят нам ни Св. Писание, ни предание. В Евангелии - повторяем - он называется именем "праведнаго", а это название указывает на целый сонм добродетелей. Сведения, какия доставляет нам предание относительно прежней жизни Иосифа, заключается лишь в том, что он, по кончине жены своей Саломии, "жил много лет во вдовстве". В этом положении застигло его избрание Промысла Божия, действующаго иногда в мир такими обыкновенными путями, что важности и значения их не замечают не только те, пред которыми и для которых они совершаются, но даже и те, которые в это время избираются орудиями для приведения их в действие, как это и совершил Господь в настоящем случай.

По обручении в храме праведный Иосиф недолго оставался в Иерусалиме. Он отправился с Mapиею в Галилею, в свой маленький Назарет. Праведный старец ведет Пречистую Обручницу в дом свой, чтобы там оберегать Ее; ведет Ее в бедную семью свою, на обычный труд и незавидную, по человечески говоря, долю, не зная еще, что ожидает их в будущем.

Поиск по сайту:

Готовые иконы

Все готовые иконы

  

Создано в студии "Алекс"

© 2009 "Иконописная мастерская "ФАВОР". Все права защищены